Tour de Film

Международное фестивальное агентство

СЛОМЛЕННЫЕ

СЛОМЛЕННЫЕ | KAPUTT
Германия

Фильм - участник Манхэттенского фестиваля короткометражного кино 2016 в номинации "Лучший фильм"

 

Berlinale poster. © Volker Schlecht 2016

 

ИНТЕРВЬЮ С РЕЖИССЕРАМИ ФИЛЬМА "СЛОМЛЕННЫЕ": 
Фолькер Шлехт и Александр Лаль

 

В фильме есть два главных голоса, два ключевых интервью. Как вы узнали о Габриэль Штётцер и Биргит Вилльшитц? Они были знакомы друг с другом?

Александр: Нет, не были. Впервые они встретились на премьере фильма, на Берлинале. Когда мы изучали материалы о лагере Хохенек, нас поразили описания и размышления Габриэль, и мы решили с ней связаться. Биргит мы нашли благодаря семейным связям - тётушка моего соавтора Макса была её сокамерницей. К нашему счастью обе они согласились записать интервью, тем более что они вряд ли представляли, что у нас в итоге получится.

Что в их интервью вдохновило вас рассказать эту историю языком анимационной документалистики?

Фолькер: Для меня ключевой идеей была фраза о том, что всё вокруг серое и во всём не хватает цвета. Это перекликалось с моими собственными воспоминаниями о жизни в Восточной Германии, особенно о службе в армии - унылый вид и постоянное ощущение того, что во всём не хватает красоты.

Александр: С самого начало было ясно, что это должен быть анимационный документальный фильм. Перед нами стояла непростая задача найти визуальный язык для такой темы, для жутких, душераздирающих описаний Габи и Биргит. И здесь, мне кажется, выразительная сила анимации - и работы Фолькера - раскрывается в двух измерениях. Скупой визуальный ряд создаёт некоторую дистанцию. И в то же время, он усиливает смысл того, о чём говорится, языком символики. Вот такая диалектика.

Стиль анимации напоминает архитектурные чертежи. Почему вы выбрали такой подход?

Фолькер: Во-первых, основной целью, которую мы перед собой ставили, было объединить эмоциональные и очень личные интервью наших героинь с теми образами, которые сложились у нас после посещения тюрьмы - камеры, коридоры, душевые, цеха. Чтобы найти подходящий визуальный язык, я и разработал это архитектурное, геометрическое упрощение.

Кроме того, сама простота анимационного образа должна работать как абстракция, должна вывести всю историю на другой уровень повествования. И третья причина, я бы даже сказал, отправная точка - моё глубокое уважение к этим двум женщинам и ко всем политзаключённым. Я пытался найти визуальные средства, способные выразить это чувство. Поэтому я старался рисовать этот фильм насколько возможно аккуратно, осторожно и сдержанно, чтобы визуальный ряд не конкурировал с рассказом наших героинь.

Вы считаете, что жизнь в ГДР по-прежнему остаётся закрытой темой?

Александр: Вы же знаете, мы, немцы, зациклены на своём прошлом. Для нас это как психоанализ. В немецком языке для этого даже есть специальное слово - Aufarbeitung. Не уверен, что его можно адекватно перевести. Может, "пересмотр истории"? У нас есть множество организаций, созданных с единственной целью - проводить этот самый пересмотр истории, будь то Третий Рейх, или Восточная Германия. Поэтому, нет, я не считаю, что этот период в истории Германии оставлен без внимания. Но зачастую остаются забытыми люди, судьбы, перемолотые жерновами истории.

Фолькер: Думаю, мы не так далеко ушли от этого периода истории, чтобы можно было ответить на этот вопрос. Всё зависит от того, где ты живёшь, сколько тебе лет, чем ты занимаешься. Те, у кого нет родственников или друзей из бывшей ГДР, могут позволить себе попросту игнорировать всё, что касается этого противоречивого эпизода истории сорокалетней давности в меньшей и наиболее бедной части разделённой Германии. Сейчас в обществе доминируют два противоположных взгляда на Восточную Германию. Для одних ГДР - это милый, странный и смешной мирок с симпатичными маленькими Трабантами и классной берлинской телебашней в окружении жуткой Берлинской стены. Для других Восточная Германия была частью Империи Зла, оккупированной Советским Союзом, и воспринималась как большой концентрационный лагерь. Понятно, что оба взгляда неверны, но в них есть доля истины. Конечно, в масштабе мировой истории всё это может казаться не стоящим внимания, но это был один из важных моментов в истории Холодной войны.

Что бы вам хотелось, чтобы зритель вынес из просмотра вашего фильма?

Фолькер: Трудно сказать. Когда я снимаю фильм, я обычно не задаюсь такими вопросами. В данном случае я просто хотел принести дань уважения, и я знал, что фильм оценят и обе наши героини и все люди, которым довелось пережить нечто подобное.

Александр: Содержит ли фильм некое послание? Не уверен. Но, по крайней мере, есть шанс, что он немного приоткроет завесу над этим периодом нашей истории и даст повод задуматься о том, как связаны наши судьбы и "большая история".

 

 Присоединяйтесь к нам в социальных сетях:

vk.com/tourdefilm   |   www.facebook.com/tourdefilm

 

Комментарии (0)

Авторизация Войти через loginza

(обязательно)